Размер
шрифта
A A A
Цвета
сайта
A A A A A
Показывать
Картинки?
Шрифт
Толщина шрифта
Обычная версия сайта

Ахтеатру 6 лет: Любовь - это наше внутреннее состояние

15.04.2020 11:31 ЦДИ, Псков

Однажды мне довелось помогать своим одногруппникам в съемках их спектакля для театрального конкурса. У меня была простенькая видеокамера, и я приходила в актовый зал, ставила ее на штатив, нажимала кнопку rec и смотрела на сцену. В какой-то степени этот спектакль играли только для меня. Забавное ощущение. А потом мы шли в комнату, которая была кладовкой, костюмерной, гримеркой и кабинетом режиссера одновременно, и пили чай. Вокруг нас весели декорации и костюмы: парик Бабы-яги из кассетной пленки, какие-то шляпы… Было очень уютно, по-семейному. Это было в Доме детского творчества. Ребята проводили там все свободное время, ставили спектакли на серьезные, совсем недетские произведения.

 

 

 

 

А потом много лет спустя (ох, дожила, когда можно произносить эту фразу)  со мной случился «Ахтеатр». И во время работы над интервью, вернулось это забытое чувство, которое возникает, когда смотришь на людей, объединенных одной идеей, у которых словно появляется отдельный кислород, своя атмосфера, а ты только можешь стоять в стороне и не дышать, чтобы не спугнуть.

 

 

Недавно «Ахтеатру» исполнилось 6 лет. За это время они успели многое пережить – конкурсы и фестивали, бесконечные репетиции порой до трех часов ночи, постоянный поиск идей и работа над собой, а также обмен непередаваемой энергией между актерами и зрителями. Год назад театру пришлось покинуть стены университета, который изначально и выступал за его создание. Теперь «Ахтеатр» находится в псковском ГКЦ, ставит спектакли, выигрывает гранты, показывает свои постановки в детских домах и больницах. О том, чем живет сейчас театр  ЦДИ рассказала создатель, режиссер и руководитель «Ахтеатра» Татьяна Комиссаровская.

 

 

Театр – это удаленное пространство, замкнутое и туда надо впускать зрителя, чтобы спектакль смотреть, все остальное – творческая тайна.

 

 

Татьяна Александровна, расскажите, пожалуйста, как создавался «Ахтеатр»?

Первый ректор Псковского государственного университета Юрий Анатольевич Демьяненко решил, что в университете должен быть театр, и пригласил меня его создавать.

Когда я после окончания института приехала в Псков, меня нашли студенты Политехнического института и попросили помочь им выиграть конкурс «Студенческая весна». Я помогла. Они выиграли. И мне очень хорошо запомнился актовый зал Политеха. Попросила отдать его под театр, нам его и предоставили.

 

Появилось своё пространство, свой дом. Так всё и началось. Первый спектакль, который мы там поставили, был «Сашка» по Вячеславу Кондратьеву. Юрий Анатольевич после просмотра расцеловал всю нашу трупу, все спрашивал: «Где ты их нашла!?».

 

И, правда, где вы нашли актеров? Студенты охотно стали играть в театре?

- Я их вылавливала, можно сказать! Изначально у меня была идея поставить «Бои имели местное значение» Вячеслава Кондратьева, я нашла эту пьесу в Санкт-Петербурге, в театральной библиотеке. Декан тогда ещё факультета иностранных языков Маслова Галина Геннадьевна сказала, что поможет мне собрать ребят. Но ведь это иняз, на собрании было 20 девочек и только 2 мальчика. И какие уж тут бои? Тогда я подумала, что что-то поменяю.

 

 

Вспомнила про «Сашку», перечитала его, меня это взволновало. Начала подбирать героев, бегала по университету и каждого за руку хватала: «Пойдем!». Один сказал: «Я хочу быть Сашкой!». Я подумала: «Боже мой! Как же я это сделаю!». А теперь все, кто знает наш театр, знают и Валеру, который сыграл Сашку.

 

- Они у меня все лучшие. Правда. Они работают, стараются. Есть полное доверие. Мы друг в друге растворяемся. Вот так создался этот театр. И я уже не могла себе позволить повесить на дверь объявление о спектакле. У нас всегда профессиональная афиша. В этом нам помогала и до сих пор помогает кафедра дизайна. Низкий им поклон! Ведь помогают они нам безвозмездно! Как это ни странно, но наша махина держалась на голом энтузиазме, собственных вложениях и помощи зрителей. Ведь вход на спектакли был свободным, а в бюджете университета не было статьи расходов на театр. Могло быть лучше, могло быть хуже. Теперь бессмысленно об этом говорить. Главное – это то, что мы получали огромное удовольствие. И постепенно к нам стали приходить люди - то два, то три человека. Но то ядро, тот первоначальный коллектив, до сих пор и держит эту мощь, эту силу и этот театр.

 

Как вы относитесь к тому, что актеры приходят и уходят?

- Это нормальный процесс. Люди работают, устраивают семейную жизнь, уезжают в другие города. Ведь здесь все на добровольных основах, а выкладываться приходится, как на основной работе, и даже больше. И поскольку это непрофессиональный театр, бывает, раз человек не приходит на репетицию, два не приходит - и роль уходит к другому. У нас открытый театр. Мы никого не выгоняем, люди приходят и уходят сами. Если им нравится, они будут ходить, если нет - мы прощаемся

Как вы выбираете произведения для спектаклей?

- Мне понравилось произведение, и я начинаю подбирать под него артистов. Важно, чтобы я смогла «разложить» актеров на текст. Мы читаем произведение, я распределяю роли. Но бывает и так, что произведение подбирается под актера.

Есть у меня актриса Надя Стародумова. Мой последний спектакль «Женитьба» Гоголя подобран под неё. Я так хотела найти для неё роль! А это очень важно, чтобы актриса или актер совпадали с образом. И вдруг меня осенило, и все сложилось! Я пришла и сказала: «Друзья, у меня есть произведение для вас. Агафью будет играть Надя. На остальные роли принимаю заявки». Все равно, правда, распределила, как сама видела, а не как они хотели. Потому что я их знаю. Знаю, кто на что способен. И мы это сделали.

 

 

 

Ваши актеры увлекаются театром в широком смысле этого слова?

- Конечно! Они с удовольствием ходят смотреть спектакли. У каждого есть свое мнение, и они им охотно делятся. Они не ханжи, понимают, что одному может нравиться, а другому нет. Иногда они настаивают на том, чтобы я что-то посмотрела, хотя мне и не хочется. А потом мы долго обсуждаем. Они любят театр, некоторые собираются поступать в театральные вузы. Следующий год грозит быть тяжелым - хорошие ребята могут уйти. А они могут, потому что они уже наполнились той самой любовью. Настоящей любовью к профессиональному театру. Мы непрофессиональный театр, хотя зрители зачастую и спорят с нами на этот счет. Да я и сама, по правде, считаю, что многие мои актеры могут называться профессионалами.

 

Чем отличается любительский театр от профессионального, кроме возможностей?

- Кроме возможностей больше и ничем. Только возможности. Ребята со мной уже 6 лет, и единственное отличие лишь в том, что они не прошли профессиональную школу полностью. И мне как режиссеру очень сложно. От многих идей приходится отказываться, потому что в театральном вузе изучают танец, сценическую речь, дикцию – чего там только нет! А мне приходится давать по капле самой. Это очень сложная история. Поэтому, когда нас сравнивают с профессионалами, это дорогого стоит.

 

 

Спектакль заканчивается, а люди потом говорят: «Я не знаю, как в себя теперь приду».

 

 

Вы участвуете в грантовых проектах. Расскажите об этом.

- В прошлом году мы поучаствовали в гранте Союза женщин России «Сезоны добра». Наталья Алексеевна Никифорова, председатель регионального отделения, с удовольствием ходила на наши спектакли и пригласила поучаствовать в гранте, созданном специально для «Ахтеатра» . Она понимала, что у нас добрые спектакли, что их нужно показывать людям, и мы стали ездить по социальным учреждениям. Нам многие говорили: «У нас пели, у нас танцевали, но театр приехал в первый раз!».

Сейчас мы реализуем собственный грант «Что мы знаем о войне». Мы ездим по детским домам и социальным учреждениям, показываем спектакли и зарисовки о войне. Мы успели восстановить «Сашку» и «У войны не женское лицо», уже показали их в детских домах.

Знаете, как дети реагируют? Какие они нам письма пишут? Просто удивительно! С нами ездят и ветераны военных действий. Они смотрят наши спектакли и так волнуются, что я начинаю за них переживать.

Спектакль заканчивается, а люди потом говорят: «Я не знаю, как в себя теперь приду». Настолько это все эмоционально. Помню, выступали в детской хирургии, и одна девочка нам сказала, что наш спектакль – это самое приятное, что с ней произошло за день. Это ведь дорогого стоит.

 

 

...наш театр строит любовь, потому что любовь – это наше внутреннее состояние, и она распространяется на зрителя.

 

 

Тяжело эмоционально выступать в детских домах?

- Ребятам тяжело. Но они настолько ответственные, настолько слаженные. У нас царят взаимопонимание и любовь. Потому что наш театр строит любовь. Потому что любовь – это наше внутреннее состояние, и она распространяется на зрителя. Почему спектакли нельзя смотреть на экране? Потому что надо чувствовать атмосферу. Театр – это взаимопроникновение. Это исповедальня. Исповедь со сцены. И зритель это пропускает через себя.


 

Какие у вас дальнейшие планы?

- Не буду их раскрывать. У меня в голове очень много идей, ко многим мы уже приступили. Если получится, то будет счастье. А получится, если будет здоровье. Главное, чтобы все были здоровы.

«Ахтеатр» очень надеется, что в ближайшее время сможет вновь приступить к репетициям, чтобы в дальнейшем радовать спектаклями своего зрителя.

 

 

Зоя ПАВЛОВА

Фото из личного архива «Ахтеатра»

Все новостиКомментарии:0
cюжет:
Истории
Рейтинг@Mail.ru